sukhoi.ru

Объявление

На форуме Сухой.РУ категорически запрещено обсуждение военного конфликта на территории Украины.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » sukhoi.ru » Курилка » Байки от Голода сохранились где-то?


Байки от Голода сохранились где-то?

Сообщений 31 страница 55 из 55

31

Вот я как то раз  участвовал в зимней тренировке. На льду водохранилища. Прямо на этом льду выложены цели, растянуты укладочные столы и квадраты для личных вещей. Тут  же рядышком и аэроплан взлетает-садится.
Курсанты в количестве неполных четырех подъемов не дают расслабиться постоянно требуют к себе повышенного внимания. Для этого они то силовые ленты перекрутят, или фал шпильки в кольцо не пропустят или вообще купол к подвесной подцепят задом на перед и так между прочим и прыжок совершат...
А месяц Февраль. Ветер с утра держался на пяти-семи, а под конец дня совсем разошелся… Порывы до 11 метров в секунду…
«Молодежь» плотно сидит на снегу, лениво налистывая свои купола, и не забывают при этом прятать грузики под чехлы.  Тем временем в небо идут одни «старики».
И вот уже крайний подъем, я в последней тройке швейцаром… Открываю дверь, закрываю… Постепенно остается нас двое. Девушка с братского аэроклуба садится на обрез свесив ножки. Я за ней пристраиваюсь. Пилот высовывается и кричит
Крест уже собрали, идите на полотнище. И рукой машет. Пошли мол отсюда!
Целим прищурив глаз каждый в свой квадрат. А как целим? Выскребаем за них немного вперед и ждем, пока стащит.  И высота уже метров 10, и в этот момент  ветер меняется на противоположный и  несет меня прямо на юношу что стоит сильно нагнувшись и, совершенно начхав на окружающую действительность, увлеченно контрует замок.
Я ору  страшным голосом:
Воздух! Воздух, твою мать!
Ноль внимания.
И рад бы  схамить: «Мол ты стоящий раком у края стола вали в сторону!!!» - да какой там. Не успел. А просто как я дал ему коленом в зад! Скорость-то  у меня в тот момент была как у курьерского поезда.
В результате я с трудом хожу, и он еле ковыляет.  У меня колено как голова у годовалого ребенка, а он с синяком через всю ягодицу.

Потом этот парень как приедет в командировку,  или оформить чего-нибудь в штабе, тут же допытывается у окружающих:
А где этот-то ваш?
Кто?
Да крестный мой!
Да какой крестный-то?
Ну который мне в полужопицу-то заехал!

А вообще на льду хорошо! Безмятежно так…Чисто…Я бы даже сказал стерильно…
Вокруг белое безмолвие, берега еле просматриваются… Зимнее солнце холодное и ослепительное …   
Однообразный пейзаж нарушает только торчащий в нескольких километрах одинокий утес, накрытый огромной шапкой снега с торчащими из-под нее живописными сосульками.
Наш руководитель команды степенным шагом, как и подобает человеку его возраста, общественного положения и комплекции, движется к этому утесу, дабы оставить возле него кое-что, глубоко личное.
На память так сказать.
Никто не придает этому значения ибо все заняты делом… Лихорадочно налистывают купола, вставляют стропы в соты и проводят другие действия над парашютными системами не позволяющие организму остыть.
Но зорко наблюдающий за людьми руководитель тренировки от скуки решает поинтересоваться итак совершенно ясными мотивами, побудившими человека на столь длинный переход. Облизав обветренные губы он щелкает тумблером звуковещательной станции, и совершенно не напрягая простуженные голосовые связки любезно спрашивает:
Александр Александрович!...Андрович… андрович…
Куда вы?... давы…  давы… давы…
Вопрос гулко катится как бильярдный шар, через весь залив, от берега до берега.
Вдруг ставшая предметом всеобщего внимания, фигурка коммандера испуганно вздрагивает от внезапного звукового давления, и немного помявшись в нерешительности, машет в сторону утеса рукой.
Все ясно –гремит безжалостный голос - Обоср@лся!

32

Женю за глаза звали «Рэмбенок».
Был он мужчина молодой, стройный, спортивный, симпатичный и любознательный.
Все что он прочитал, либо услышал, о самосовершенстве,  без сомнений принимал на веру, видимо считая что, только истязая себя можно познать смысл жизни и добиться астральной связи с высшим разумом.
Как-то после Нового года придя на работу, мы с удивлением увидели на свежевыпавшем снегу свежие же следы. Следы кстати, совершенно босого человека.
Это Женя проверял на практике метод Порфирия Иванова.
Видать Порфирий чего-то не то написал, или же Женя все как-то слишком поверхностно прочел, так как вскоре слег с воспалением легких.
Оклемавшись, Женя с удвоенной энергией продолжил изучение различных оккультных течений и модных околовосточных единоборств.
Но все что-то у него было не так, не в разумных пределах, а обязательно через край. То с занятий по каратэ придет весь опухший сине-желто-фиолетовый. То вдруг начнет, как-то странно дышать,  пугая окружающих. Или вдруг вздумает садиться на шпагат, а потом неделю ходить не может от растяжения в паху.
Как-то вдвоем с ним, стояли мы на остановке, и Женя между делом поведал мне, что скоро у него откроется третий глаз, и уже сейчас он достиг такого уровня, что способен заглянуть внутрь человека, если конечно человек настроится на его, Женину волну.
Я вежливо сказал «Мол, просто потрясающе дружище». И Женя тут же начал водить вокруг моей шапки руками, то ли разгоняя ауру, то ли сжимая биополе.
Через некоторое время он проницательно прищурился и огласил вердикт-
У тебя голова болит, ты пил вчера!
Да ты просто медиум Женя! - Ошарашено выдавил я в ответ.
Чувствовал я себя действительно неважно. Только оттого, что всю ночь накануне врукопашную чертил дизель в продольном и поперечном разрезе. Про программы вроде AutoCAD тогда только рассказывали на курсах информатики, а саму информатику я сдавал на какой-то древности по имени «Искра». Дискеты в ней были большие, и по пять.
Все это я к чему подвожу? Вдоволь натешившись медитациями, дыхательными гимнастиками, курсами «фиолетовых» и силовыми упражнениями, Женя вдруг решил, что все беды на земле от неправильного питания. А посему нужно немедленно перейти на растительную пищу.
И перешел. Стойко употреблял салатики там всякие, овощи, фрукты. Ну и пил талую воду, уверяя всех, что именно она и является той самой живой, о которой сказывают в преданиях.

Начался сезон, начались пожары, и вот нам выпало с Женей в одной группе
заняться разработкой грунта вручную. На вечер среди прочей консервированной снеди был у нас и вилок свежей капусты для сытного борща.
Но я вам скажу, что может вегетарианцы организм, и очищают от шлаков, но выносливость теряется при этом безвозвратно. Видимо уходит вместе со шлаками в канализацию. И по Жене это было видно прекрасно. Потому как он не рубил/копал, а больше держался за лопату. С кромки он приплелся в полуобморочном состоянии, и немедленно раскрошил этот несчастный вилок и зверски уплел его с подсолнечным маслом, невзирая на присутствие в последнем холестерина.
На наш дружный молчаливый, изумленный вопрос безапелляционно заявил
-Но ведь я тушенку не ем!
В общем, никто не стал гундеть по этому случаю, так как действительно не голодом же ему сидеть, раз он тушенку не ест. Так что набили мы желудки и заползли в свои палатки-спальники.
Сон в лесу обычно, кстати, такой как бы не сон даже, а полузабытье. Мало ли что ночью может случиться. Спишь  и фильтруешь звуки: здесь костер трещит, там бурундук свистит, вдалеке дерево упало…
И вдруг среди ночи, что это! Кто-то на таборе!  Медведь!? Росомаха!?
Тревожно высовываемся наружу, защелкивая ружья.
Но прочь страхи!  Это Женя скребет по дну котла и выуживает остатки тушеной коровы.
И на скрип молний межу прочим испуганно озирается и застывает с разводягой в руке.
А с разводяги в котел что-то смачно шлепается. Что-то жирно блестящее. Бульк!
Ну, прямо как Васисуалий Лоханкин у кастрюли с борщом! 

Так что в очередной раз было доказано что без белка, особенно животного, человек существовать не может. И вообще лично я не понимаю людей, которые не любят шашлык.

33

О кадровой политике

Слава Н. проработал долгую и счастливую жизнь. Он начал простым одноклеточным парашютистом и поднялся и развился до инструктора команды.
Кроме того, и в армии он тоже был связан с чем-то очень летным. Совершенно кстати не добровольно испытывал кресла катапульты для членов политбюро.
Это когда вы в самолете летите куда-нибудь на солнечную, жаркую Кубу, потрепаться с товарищем Фиделем о проклятом американском империализме.
А империалисты вам ракету в пасть! Типа чтоб молчали.  И командир, быстренько перекрестившись - Чик! Жмет на красную кнопку 
Кресло ваше вылетает в задний  проход, то есть куда-то через хвостовую часть в разряженное пространство. И вы с этим креслом естественно тоже. И после этого надеяться вам остается только на крепость строп и на торжество автоматики.
Так вот. Слава Н. благополучно переживший прямо скажем разные бесчеловечные эксперименты, все эти неприятности, которые подарила ему судьба, связанные с прыжками на лес,  верховыми пожарами, задымлением, алкоголизмом и закидонами подчиненных, кретинизмом руководства, холодом, голодом, энцифалитным клещом, разводом и прочими прелестями, расслабленно сидел в красном уголке и  предавался релаксации.
И чего бы ему не релаксировать, если пенсионная книжка оформляется этажом выше, лет ему всего сорок два и вообще он еще красивый, худощавый и с длинными волосами без всяких там признаков облысения.
И вот в такой момент, когда Славу одолевают различные мечты и грезы о его безоблачном будущем,  вокруг собирается толпа громко галдящих, усиленно жестикулирующих товарищей. Товарищи просто брызжут гневом и немедленно требуют от него объяснений.
Это ты написал представление на этого XXX!!?? … Ты что же это, XXX  предлагаешь в инструкторы!!!
Да ты что с дуба рухнул???!!! Ты же лучше всех знаешь, что этот самый XXX дерьмо порядочное и вообще, откровенно говоря, полный мудак! Ты же сам, ё-пэрэсэтэ, на сезоне от него рыдал! Да ты же сам, жопа-ручка-воротник, не знал, как от него избавиться!!!
Но Слава спокоен, расслаблен, умиротворен… Долго молчит…  Потом флегматично тянет:
А… Мне наша база… Тоже говна много сделала…

34

Большое спасибо. И, думаю, не только от меня.
Я взял на себя наглость оформить текст в формате fb2 чтобы а) больше не терять и б) если кому-то будет удобно читать с читалки.

https://yadi.sk/d/btmwBlv11Rlonw

35

Вам то же спасибо. :)

36

И от меня спасибо. За удовольствие.
P.S. ...продолжения будут?

37

Хотелось бы :)
К сожалению я не смог найти истории "Юность мира", "Фаталист, Як и День моря",  "Стив и Дейв спешат на помощь", "Точно в цель".
Наверное что то еще что писалось прямо в форум.

38

Спасибо друг. У тя мощный талант. Сохраню, от греха, на трех устройствах и еще вручную перепишу в блокнот.

39

«Опытный»

Всем на сезон дали Лесники, а мне снова ПТЛ.
Федотыч, а Федотыч! Канючил я. Ну что же гадство? Ну, я же не на Север еду. А? Ну, на кой мне этот утюг. А? Ну, представь мои мучения. А? А потаскай его по тайге да еще и костюм в придачу!
А я где возьму другой, дорогой ты мой человек? Лесники же не выпускают. Мне что у молодежи отобрать? Ты ведь опытный, а они зелень сплошная. Да и на отделении тебе поменяют. Из резерва. На вот возьми, сумочку переносную, лесниковскую. Из моих запасов.
Плюс сезон.
Федотыч, а Федотыч! Ну что мне опять даешь то. Этому же Леснику сто лет в обед. Ресурс два раза  продлен. Ткань вся выхлопалась. Паспорт дубликат! При этом я с силой тряхнул изрядно потертым ранцем и предохранители ОСК-Д синхронно упали вниз, уставившись на нас красненькими глазками.
Ишь, какой привередливый стал… Ну хочешь, обратно ПТЛ возьми… Что, не хочешь? Да ты пойми же, мил человек, кого из них я посажу на старый Лесник? Да еще и с замками! А мальчишки то ведь все с Северов. Где им опыта то набраться. А ты у нас…
Ну, хоть кольцо-то поменяй же! Оно ведь совсем лысое… Тросик перекручен…
В ответ Федотыч важно выносит баночку с красной краской…
Кольцо я конечно поменял. Но только после того как в самолете переконтровывал замок, а на следующей укладке, при проверке, выдернул серьгу с закрытого конуса. Ранец кстати тоже сразу поменял…
Еще плюс сезон.
Федотыч выбрасывает Д образные кольца. Пачками. В заводской упаковке.
Вспоминаю Жванецкого. «В магазинах ничего нет, а на складах все есть. На случай войны… Так давайте воевать!» И больше никаких эмоций потому что:
Переучиваемся на крылья.
До обеда купола испытывают старшие инструктора, с обеда тренируемся уже мы, счастливчики, попавшие в поток.
Первая тройка торжественно принимает свои тряпки. Это потом наступит подчеркнутая небрежность в обращении с парашютами. Их будут пинать, сидеть на них, спать, оставлять на много дней и ночей в болотной жиже,  под проливным дождем или жгучим солнцем, возить на чем придется (например, привязанными к манипулятору трелевочного трактора или цистерне бензовоза). Все это будет потом, следующим летом.  А пока происходит бережная передача из рук в руки и звучит примерно такой диалог:   
Слава! - Я!- Получай! Отличный купол!
Петро! - Я! – Забирай! Отличный купол!
Вовка! - Я! – На! Отличная машина!
Вторая тройка
Сергей! - Я! - Классный аппарат!
Кирилл! - Я! - Машина супер!
Очередь доходит до меня… Твой?  - Мой - …  Сан Саныч буравит тяжелым взглядом из-под седых густых бровей. Шрам на лбу в виде квадратного корня уже еле заметен среди морщин.
Поганый парашют… Но ничего приноровишься…
Можно подумать у меня есть варианты. А в прочем всегда можно взять верный ПТЛ. Да и ничего страшного, если приспособиться.
Парашют не держал прямую, валился и уходил влево, хотя длина строп в точности соответствовала табличным данным.
Цветом он живо напоминал резиновые щупальца кальмара, что подавали в ресторане аэропорта Владивосток  на комплексный обед. Такой грязно-розовый, или как романтично говорят дамы, бежевый цвет, был единственный в команде. И так я его и прозвал. Кальмар… Кальмарчик… Или «Верните безличность…»

40

Стрелка высотомера легла на цифру четыре.
Озеро положено пересекать именно на этой высоте, ибо не хитрым аэродинамическим расчетом установлено, что с четырех тысяч метров, возможно, спланировать до берега при остановке мотора.
Однако же любой летчик на это презрительно хмыкнет: Что, мол, в этом радости мало, ибо берег сплошные скалы, (Ну есть немного.) 
А мы ему на это нравоучительно напомним, что озеро наше (Большое глубокое и чистое) теплым редко бывает.
А количество жилетов, между прочим, только на парашютистов. А в пресной воде поплавать это Вам не в Средиземном море искупаться. Что бы выжить надо как акула, постоянно двигаться, двигаться!  А сколько может продержаться человек в холодной воде?
То-то!   
Ну, так вот.
Двигатель засбоил, когда стрелка высотомера легла на цифру четыре…
То самое  многократно описанное: ровное гудение, которое ухо даже не замечает, как не замечает оно стук своего сердца, вдруг сменяется страшным, отрывистым чих, чих, чих. И от этого чиха  кровь в жилах холодеет. И вдруг становится слышно, как расчалки жалобно воют на ветру и лопасти из последних сил рубят воздух…
На высоте в кабине холодно, дрожь пробирает до костей, пассажиры сидят на баулах как воробьи на заборе и швыркая носом подтягивают обратно в себя сопливые последствия температурного перепада.   
Уже конец августа. Листву нежно трогает желтизна, и в воздухе ясно чувствуется кислый запах затяжных осенних дождей. Патрульный полет наверняка последний  в этом сезоне, да и чего там в сезоне, для некоторых товарищей, как например, для Бороды, он наверняка заключительный в долгой карьере.
Пенсия льготная, глубоко лелеемая, страстно ожидаемая и обещающая всякие коньячные реки на черноморских берегах вот она - уже рукой подать. И будет много-много девушек. Девушек ласкающих взор и дающих успокоение восставшей плоти. Так же не останутся в стороне  молодые женщины, стосковавшиеся по стройному, загорелому, мускулистому телу, тренированного, малопьющего, сорокалетнего Мужика…  С благородной сединой в волосах. Вот! (О! Это ты про Бороду!? Серьезно!? А хули!) 
Кстати ровесницы тоже подойдут. Такого влюбчивого на всех хватит. Я ведь не зря пишу Мужик с большой буквы.
Ну вот!
Двигатель значит засбоил.
Командир что-то коротко прокрякал в эфир, и как-то сразу очень строго стал смотреть вперед.  Второй встрепенулся от дремы и в одну секунду выдернул рукоятку аварийного насоса из под тяжеленного грузового контейнера. На исходе этой секунды помпа была приведена в рабочее состояние и обеспечена движителем мощностью в одну человеческую силу.
А летнаб Боря К.
А что Боря? Тоже стал смотреть вперед, рукой незаметно нащупывая упор перед собой.
Боря К. тоже уже давно все вылетал что хотел. Он тоже страстно хотел пенсионерить, и заниматься приятными сердцу вещами. Боря был уже в таком возрасте что устал и от должности и от семьи и от жизни вообще. Работа монотонная и однообразная отняла у него все.
Именно в таких ситуациях стюардессы натянуто улыбаясь напоминают уважаемым пассажирам, что поскольку от последних  все равно ничего не зависит, то надо вести себя достойно.
А уж летчики будут стараться, ведь свои «Эски» они, конечно же, не взяли, вернее мы им их не привезли, по их же, кстати, летчиков  просьбе. ( На моей памяти спасательные парашюты безоговорочно требовались экипажем только один раз, после того как наш самолет попал в ураган, и приземлятся, пришлось в другом районе. Бастующим пилотам парашюты отправили поездом но пока те ехали с малой скоростью запал у авиаторов  уже перегорел ... Но надо совсем мало знать о парашютных прыжках, чтобы решиться прыгать при таком ветре. А ведь был случай!  Как вам, например: « Ладно, раз уж ты такой упертый… Я дам тебе выдержку - две минуты…) 
Ты про мотор, про мотор давай!
Ага.
Тут двигатель вновь затарахтел, даря надежду и обрывая страхи, но вскоре снова задергался, забулькал, закашлял, давая понять, что сразу умереть не придется, а придется немного помучаться.
Ну и финальная сцена
Долго ли коротко, но таким манером мотор дотянул аппарат до суши и хоть с перебоями потащил дальше на запад в сторону города-аэропорта.
Нужно иметь собачью выдержку. Всегда.  Это заповедь у нас главная. Но Борода уже не в силах был терпеть и  решил покончить с неизвестностью одним махом, то есть одним прыжком.
Боря!!! Мы прыгнем! - просительно требовательно вопросил он, стремительно влезая в кабину в момент, когда поршни сжимали чистый воздух, без всякой примеси бензина.
Боря флегматично развернулся и, разделяя каждое слово, тихо и внятно сказал, печально глядя ему в глаза:
Мы, дойдем. И двигатель, как бы оправдывая  его уверенность, принялся громко рычать, поддергивая самолет вверх.
Борода так же стремительно отлетел к двери, но лишь на мгновение. В неотступной тревоге закусив ногти  и оценив через иллюминатор неотвратимое приближение земли, он снова, изогнувшись как вопросительный знак, зависнул в проеме пилотской кабины и снова умоляюще воззвал к инстинкту самосохранения.
Боооряяя!
Второпях надетый, но не застегнутый парашют заставлял его сгибаться, а карабины при этом жалобно звякали, подчеркивая трагизм человека вдруг почувствовавшего пристальный взгляд костлявой старухи.
Боооряяя!!!!
Мы, дойдем…
Бооряяя!!!
Уже поля пошли…
Боооряяяя!!!
Если что, уже сядем.
Сяяяядеееем!!!!
Как-то на севере Бороде пришлось поучаствовать в расфасовке людских останков после одного такого «если что севшего» Ан-2. Такой «севший» Ан-2 нашли только через несколько лет, да и то совершенно  случайно. Пилот рейсового борта вдруг увидел блеснувшую на солнце вертикально стоявшую плоскость.
Это плоскость была единственное что осталось относительно целым среди горки алюминиевых лохмотьев.
Боооряяяя!!!
Успокойся…  Высоты уже нет…
БОООРЯЯЯЯЯЯ!!!!! - Борода взял на два тона выше, и даже взмахнул высоко руками, вытягивая самое верхнее ЛЯ:
МЫ НА ЗАААПАААААСКААААХ!!!!!!

Ну а  чем кончилось то?
Да ни чем. Притерлись, как и положено к  полосе. И разъехались по домам.
Отдел, понимая состояние Бороды,  пошел ему навстречу и чего-то приписал в своих амбарных  книгах.
Так что в конце сентября Борода пришел в павильон и всех пригласил на прощальный банкет в самую лучшую забегаловку города - «Интурист».
Я там тоже был, ел, пил…
К слову сказать - Проводы удались.  Подвернувшимся под горячую руку хамоватым посетителям набили морду, а официанту воткнули вилку в зад…
Волки вообще то трусливы.  Но когда они в стае лучше их не трогать…
И не обсчитывать…
А с женой Борода развелся…
Сразу же…

41

Путь в спортсмены парашютисты довольно долог и тернист. Всяческие физ. отборы, врачебно летные комиссии, а потом годы на побегушках у бывалых за далеко не частое удовольствие сигануть на дубе.   
Путь в парашютисты-пожарные тоже тернист, но только на бумаге. В жизни при постоянной текучке кадров и жутком не комплекте команд все проходит на раз два.
Руки ноги есть? 
Есть!
Давай военный билет! Так… Годен к строевой… Значит не псих… Миша в приказ его! На обучение…
По идее сначала вы проходите, этот самый курс и становитесь десантником пожарным. Разницы в зарплате и обязанностях никакой. За одним приятным исключением. Десантники работают исключительно с вертолетом и часто высаживаются посадочным способом. А по сему нередко возят с собой, большие просторные и тяжелые палатки шатры, раскладушки, мощные бензопилы Урал, мотопомпы, надувные лодки, и много-много сетей. (А в Магаданском крае и на Чукотке еще и дрова, воду и печки буржуйки. Тундра! Сталин знал, куда людей ссылать.)
Только через год активного труда, если желание чудака не пропало, и он в меру пьющий человек дозволяется развиться до строп-куполов.
И опять целый год вы парашютист, но как бы еще не совсем, так как прыгать можете только на открытые участки леса. А где эти открытые участки леса  в авиационной зоне? Вырубки не в счет на них прыжки запрещаются.   
И вот отбарабанив еще один сезон и не получив серьезных дисциплинарных замечаний вас тренируют в костюмах на лес, дают 12 тренировочных с Ан-26 (чем автоматически запускают год за два), учат азам взрывного дела и оформляют разрешение на служебное оружие.
Теперь получив очередной синий штампик допуска, единую книжку взрывника, и бледно-голубой бланк разрешения человек смело может претендовать на 20 рублей гробовых за производственный прыжок, а  в выходной и на все 40! Легко можно свозить беременную жену и ребенка отдыхать в Астрахань, а на оставшиеся деньги купить цветной телевизор.
Не впрочем все равно не каждый может пробежать и такую короткую дистанцию. Некоторые десантники так и ездят на курсы до самой пенсии. Продержатся неделю-вторую в сухом теле, а потом в запой и сразу же возврат на Малую родину. Искупать трудом свои ошибки.

Но уже в  середине восьмидесятых  в нашей базе такой долгий и сложный путь посчитали чересчур затянутым.
Медкомиссия в январе-феврале, до апреля теория, следом 3 тренировки подряд и все. Айрбайтен!

Один раз на юге как полыхнуло.
С апреля как началось и горит и горит.  Вот уже середина июля, а у нас по прежнему дым коромыслом и пламя до неба.
Командированных поналетело чихнуть некуда. Весь двор отделения в палатках, вдоль забора терриконы консервных банок и  цыгане-самогонщики, одурев от заоблачных прибылей, заказывают коням золотые зубы.
По ночам не смолкает поросячий визг молодых девиц, и, конечно же, в свете пламени костра найдется певец и исполнит с жутким надрывом на бис бессмертный хит всех времен и народов «Голуби летят над нашей зоной».
Время от времени вспыхивали зубодробительные разборки с легкой поножовщиной за обладание пусть и безвольным женским телом, но зато еще в репродуктивном возрасте.

Несколько особняком стояла группа ребят архангелогородцев.  С Северо Западной базы. 
Молодые, высокие, отлично сложенные парни - ясный взгляд, чистый лоб, белозубая улыбка, под загорелой кожей бугрятся самые настоящие мускулы. Хоть лепи знаменитую скульптурную композицию Юность мира!
Своего инструктора они слушались беспрекословно, и вообще чуть ли не заглядывали ему в рот. Дядька этот действительно рот свой открывал редко, говорил веско, в поступках был крут и физически очень крепок.
Через неторопливые разговоры о том, о сем было выяснено, что многоступенчатая система подготовки по прежнему жива на западе России. Да и не просто жива, а прогрессирует. Там ко всем этим ступеням  с постепенным обучением еще добавился этот самый физотбор и очередь. Живая очередь. Мужчины в ней стояли не один год.
Мест в команде мало особого выбора работы в прилегающий округе нет. А должность парашютиста, страшно сказать, престижна и высокооплачиваема! (Была)
Офигеть! Сказали мы и звонко чокнулись. Накануне вечернего вылета.
Офигеть! Сказала Юность мира на следующий день, утром разглядывая нашу  площадку в иллюминаторы.
То, что для нас было просто очень хорошей площадкой, для них выглядело самым настоящим лесом.
А на лес мы не прыгаем, заявил инструктор, ребята мои даже не тренированы и вообще совсем зеленые. Да и защитного снаряжения у нас нет.
Давайте же, высаживайтесь черти, не тяните, а то скоро площадку будем отбивать, а не пожар тушить. Пересохло же все! Нетерпеливо подбадривали мы их снизу. Огонь уже разошелся так хорошо, что на обед мы просто пришли на табор.

В общем,  как их уломал наш начальник, не знаю. Может, надавил на гнилую педаль.  В смысле взял на слабо. Может, пообещал озеро с налимами. Зато в память врезалось что первый и единственный опытный в группе, не считая инструктора, пошел на пристрелку и уже в воздухе начал орать:
Да он нас тут всех угробит!
На  стоящую кривоватую березу на  краю поляны он летел по ветру весь в  растопырку,  отчаянно выставив по ходу  ноги и руки. Голову при этом заранее сворачивал на бок, подозревая, что сейчас с ним случиться что-то ужасное.
ХРЯСЬ!
А синяк у него случился  – извиняюсь - вся жопа, и все бедро, и вся бочина.
А чего случилось внутри тела даже страшно подумать.
А Юность мира как же?
Нормально! Все сели  в центре полянки.
И вы что всегда так? Всегда у вас так? А? Уважительно спрашивали они нас. 
Ну, дак ясен перец!  Важно надували мы щеки и выпячивали грудь. Это ж Сибирь - Япона-мама.
Тут прыгать надо!
И надо уметь прыгать. Так то вот братцы. Учитесь, пока мы живы.   
   
Хотя сами вчера развесились по елкам как новогодние игрушки.

Отредактировано golod (21.12.2018 13:13:00)

42

Внимание описывается конец восьмидесятых, начало девяностых. :)

Медвежонка привезли из Тофоларии совсем крошечным. Размером с рукавичку.
Звереныш потерянно ходил по минполосе терся о сапоги и доверчиво сопел и скулил.
Пришлось взять.
Жил себе и жил во дворе, никуда не ходил, наперегонки с собаками дворовыми бегал по территории и рос не по дням, а по часам, на дармовых объедках летной столовой.
Между делом размеров достиг больших, потом огромных, а потом и совсем преогромных.  И пришлось пересадить его в клетку. Пока, мол, пусть посидит, а там скоро отдадим в зоопарк или цирк. А в зоопарках или цирках лениво сказали ну, мол, привезите, а мы посмотрим, подходит ли он нам.
А на чем везти? А в чем везти? И на свои деньги что ли?
Билетов для медведей не продают. ЖелДорЭкспедиция  животных не принимает. Товарный вагон заказывать слишком жирно. И такой расходной статьи  нет даже у профсоюзного босса. Вот на детей лейтенанта Шмидта статья есть, а на путешествия медвежонка нету.
А если этот мохнатый косолапый не подойдет в артисты, то, что же обратно его? Через всю Россию обратно?
Опять же фондов на клетку никто не дает. Пришлось нарушить закон и провести как строительство складского помещения. Арматура на Севере она, знаете ли, стоит, так как все равно, что золотая. К цементу это тоже относится. Суммы такие хозспособом собрать это надо сильно захотеть. Вот как все не просто вышло. Вот она, доброта человеческая, каким боком то все повернулась…
И пристрелить рука уже не поднимается. Привык к людям. А люди к нему. Ласковый такой… Мохнатый… Зубки желтые… Клыки…
Пока суть да дело сварили клетку временную. Из подручных материалов.
Ну а медведь то растет. Временная клетка скоро ему стала мала. А так как жиденькие прутья просто были забиты в землю, он, пробуя силу молодецкую, легко делал подкоп и отправлялся гулять. А куда он шел гулять?
На родное отделение! Это ведь его территория и тут он все и всех знал.
Зато командировочные его не знали. И среагировали соответственно. То есть в страхе защемились кто куда. Преимущественно вверх.
А отделение там построено по типу итальянского дворика. Пространство-то вокруг уже занято жилыми домами. Улица-то считается центральной. Имени Чкалова.
Новые помещения складов и каптерок последовательно нагромождались на старую контору, радиорубку и бильярдную и наверх к ним ведет крутая, колченогая, подгнившая лестница.
Вот двадцать здоровых рыл висели гроздьями на этой лестнице, вцепившись влажными ладонями в хлипкие перила, а клацающими зубами хватаясь за воздух.  Лестница жалобно скрипела и ходила ходуном, вот-вот войдя в резонанс с дрожащими коленками.
А вид такого крупного и сильного животного, гуляющего на свободе, с головой полной животных мыслей о несправедливости расставленных приоритетов и обозначенных ценностей в этом насквозь лживом мире,  я вам скажу, внушает в невооруженных царьков природы, самый настоящий животный ужас.
Взглянешь на эти сабельные когти и нутром чувствуешь, что значит «легко махнул лапой и снес лицо». И не каких тебе угрызений совести. И не какого тебе внутреннего надлома. И не какой жалости.
У какой вы мягкий батенька…
А внутри там у вас что? Кишки? Ща посмотрим…
Кто в конторе баловался картами, дверь держали, изо всех сил. И ногами упирались в порог.
А медведю было скучно. Ему хотелось шалить.
Он, взгромоздившись на бильярд, легко его подломил. С грохотом покатились шары в разные стороны. Жалобно звякнуло стекло.
Разворошил поленницу к чертовой матери.
Погнул насос колонки. И двинулся к конторе.
Радист лихорадочно набирал 2 –12  и все не мог набрать, так как путался в цифрах.
Наконец набрал и зашипел трагическим шепотом.
Твой опять вырвался! Давай жми сюда!
Прилетел на мотоцикле тот самый охотник, что когда-то, повинуясь своей слабости, подобрал бурый комочек с земли, прикормил разведенной сгущенкой и не дал погибнуть.
Бесстрашно подошел он к косолапому и  схватил его ЗА УШИ!
И ЗАВЕРНУЛ ИХ НАВСТРЕЧУ ДРУГ ДРУГУ!
И за эти уши повел Мишу обратно.
И Миша не сопротивлялся, а покорно поплелся за ним с виноватым видом. Чуть ли не носом шмыгал. Понимал что снова виноват… Хоть и не понятно в чем…

Отредактировано golod (21.12.2018 13:33:59)

43

Вот вы говорите десантники-десантники. Аэромобильные части. Вертикальный охват. С неба в бой. Голубые молнии!
Мда. Это все конечно здорово.
И даже не хочется говорить сейчас о том что самолетов в нужном количестве для них нет. Топлива в нужных объемах не запасено. Аппаратура радиоэлектронной борьбы для прорыва ПВО если осталась, то уже давно устарела.
Даже в самых воспаленных головах самых сумасшедших генералов давно уже не возникает таких прямо скажем дерзких и фантастических замыслов.
Ну что такое две сотни патронов и две пары гранат в руках солдата? На пол часа хорошего боя. А дальше? Пуля в висок или даже страшно подумать плен.
Да и не воевать нам во всяких Европах. Нам, судя по всему, на своей земле умирать доведется. Так и скажем друг другу: Велика Россия да отступать некуда. Позади Урал.
Но ведь как это здорово когда коробка молодых физически крепких, высоких и красивых юношей чеканит шаг. Да так, что при этом содрогается асфальт! И поют они так браво, что закладывает слух:
Но есть десантные войска!
И нет задач не выполнимых!
Голубые береты на головах лихо заломлены! Голубые погоны на плечах! Тельняшки на груди! Тоже голубые…

Эээээ. Так вот. В общем, к чему вся это бодяга? 
Но с точки зрения психологической подготовки парашютная подготовка очень даже рулит.
И хоть практической пользы в будущей мировой войне, тьфу-тьфу-тьфу, и нет, в региональных конфликтах очень даже есть.
К примеру, край наш по площади большой, плотность населения не высокая, транспортная сеть как и везде в России: одна железная дорога с запада на восток. Весной еще река есть для движения с севера на юг. Но предприятий промышленных, на оборону работающих создающих лапти, мощностью мегатонн этак двадцать, есть. Да и кто-нибудь обязательно норовит завезти, на вечное сохранение, что-то жутко радиоактивное, но в будущем веке якобы очень даже востребованное.
Так что нужно быть готовым к тому, что бы протянуть свои длинные цепкие руки на максимальную дальность и железным кулаком показать всем сепаратистам и прочим засланным казачкам кто тут хозяин. Самолетов и вертолетов же для оперативной доставки нескольких десятков бойцов навалом.
Получается, что жизнь всех  и ФСБ и ГРУ и МВД  заставляет заниматься парашютной подготовкой
Ну и что делать нашему брату инструктору аэроклуба? Приходится проводить, обеспечивать и проявлять участие.
Приходится учить одним словом.

И вот приезжают они. Когда по очереди, а часто все сразу.
Мужики с суровыми лицами в ботинках 45 размера смотрят на барышень аэроклубовских что летом в одних купальниках на поле толкаются с великой жалостью. А от подвесной системы когда ходишь на большие задержки, знаете ли, такие живописные кровоподтеки получаются. Особенно на нежных девичьих плечиках и попках.
Девчонки, а вас (кивок в сторону где под крылом портится брат инструктор) он тоже заставляет прыгать? )))) А им палец в рот не клади. Ага, говорят, так его боимся что прямо сами в дверь выскакиваем.
Начинается все с азов. Там Д-6. Д-10. 300 м  с задержкой на стабилизации 3 секунды. Это для самых отчаянных.
Школьник на ручное открытие для самых продвинутых. АФФ в наших палестинах нет зато есть Бразильская система. Так, вывалимся, значит с четырех тысяч вниз и воина этого продвинутого в коробочку. Лежи бугай не дергайся, получай наслаждение. Так пару раз. Ну теперь сам на 10 секунд. Потом на 15 и далее. Глядишь к концу сезона пара военных уже на ПОшках скачет. Имитирует, газетки из под зада бросает. Все небо блин в бумажках. Так что процесс идет.

Сейчас уже все как-то буднично проходит. А началось все с большой помпой, в те благословенные времена когда Талка была верхом мечтаний.
Прилетел значит генерал- губернатор на учения посмотреть. На базу стратегических бомбардировщиков. Ну там все спецназначенцы  умение свое показывают. Потому как идет дележ ядерного наследства СССР и очень модно проводить всякий там: Контртеррор, Заслон, Перехват и прочую Цветущую Сирень. 
ПДСникам поручили изобразить подлых захватчиков, вымогателей и шантажистов. Те спортсменов подтянули. Благо самолет большой, а в большой компании и водка слаще, и песни громче, и девки красивее.
А это же эпоха Арнольда нашего понимаешь Шварцнеггера.
Командо! Хищник! Терминатор! Голден Ай! И прочий Голливуд.
Молодость! Романтика в штанах топорщится на полный размер!
Мы лица зеленкой измазали. Чтобы значит страшнее. За пятнистые технички чуть не подрались. Вывалились в рампу и поближе к трибуне с шишками рулим. Шишки в артиллерийские бинокли на нас снизу палятся. Линзами шарят. Солнечные зайчики в глаза пускают. Ну мы и пыжимся изо всех своих пыжиков. Поточнее стараемся придти! В параллель встали, чуть не тремся боковыми полотнищами друг о друга. Мы же мля Голубые молнии! Стрелы бьющие с небес и безжалостно разящие врага. Мечтаем! Сейчас нам тут цветы, шампанское, ценные подарки. Благодарю за службу и все такое!
А нам как по почкам прикладами надавали! Вжик, вжик туда-сюда мордой по бетону!
Вы, что же делаете! Вашу бога душу мать! - хрипим пуская грязные пузыри через расплющенные губы. Мы же свои! Славяне! А они в ответ: Молчать уроды! Командующий разрешил все приемы!
А ПДСники то тертые калачи, к зданию службы кислородного обеспечения, прямо к крыльцу подсели и в дверь шмыг. А там дежурный с пистолетом на боку и символом власти, красной повязкой на рукаве. Посторонних не пускает! Спецы затворами клац-клац словно волки голодные зубами, но внутрь ворваться так и не решились. ))))
Потом учения на химическом комбинате. Там бригада МВД отмечается, у них кстати своя авиация есть. Тоже полетели значит. Воздушную кавалерию изображать. Особист тут как тут нарисовался: Вы в иллюминаторы правого борта не смотрите. Там все секретно. Абсолютно все! Только влево. Ясно?
Ну мы все серьезны. (Смеяться никак нельзя. Прыжок зарубит, это нам развлекалово, а у него бдительность.)  Так точно. Ясно. Влево. Только влево.))))
Ну тут мы уже все ученые стали. Подальше стараемся сесть, ранцы не сбрасываем (какая-никакая, а все же зашита), оружие не достаем (зачем провоцировать на губость?). Зеленые еще только в нашу сторону побежали, а уже все на колени упали, руки вверх, локтями лицо закрыли. Сдаемся,- кричим: Сдаемся!!!! Не бейте!!!!
И так год за годом. Один учебный период сменяет другой и прыжки все усложняются и усложняются. Небось слышали наверное про Вымпел? Они, значит, на крышу энергоблока АЭС приземлялись. Ну, нам энергоблоков не досталось. Мы приземляемся на крышу пятиэтажки, что идет под снос. Поначалу был конфуз. На крышу сели, а спуститься не можем. Чердаки оказались заколочены.  А на штурм идут рыцари плаща и кинжала. Сначала по окнам давай чесать очередями, а в конце еще и фельд канонен унд беобахтер подтянули. В смысле из гранатомета шарахнули.  А мы значит за вентшахтой укрылись. Лежим в плотной группировке и шепчем: Я знаю свои снаряды не могут тронуть меня… )))))

Как то раз под занавес Второй чеченской один полковник пришел к другому полковнику и по секрету говорит: Командировка на Кавказ на днях корячится. А хули бы нам не замутить учения на вашем аэродроме? Отработка боевого взаимодействия между родами и видами т. д.
Как не пойти навстречу? 
Вертолеты прилетели сразу парой. А какие вертолеты! Загляденье! Корпус весь пятнах камуфляжных. На пилонах подвешены ракеты неуправляемые. Броня по бокам титановая, станки с перекрестием зенитным! На пять тысяч за один круг заскакивают! А?! Каково? 
Да, и есть еще мелочь. Пустячок. Кабина почему то без тросов.
Ох, мама родная, а бойцы то уже одевают Дубы на принудительное раскрытие. Наш то брат инструктор туда сюда. Что делать? Веревку свободную вытяжную нарыл через весь салон натянул. У проема встал, карабины за этот импровизированный трос защелкнкул. А потом рукой под карабин веревку вытяжную подхватывает и на излом. Дерг! Запрещено конечно. Зато работает на все 100. Усилие на обрывной стропе не большое, да и война все спишет.
Ну и первая тройка с 800 м улетела за колючку на ту сторону реки. Из-за елок и не видно фальширмшпрингеров. Идейный организатор в трубу ТЗК уперся лбом, водит ею влево-вправо, морщится. Ветер понимаешь. Как-то сразу с неба в бой не получается.
А на улице ранняя весна. Только-только снег сошел. Трава сухая прошлогодняя кругом. Не сказать что холодно, но с утра ледок.  Командир восьмерки тревожно спрашивает сверху. Эй, там твои бойцы, судя по всему водную преграду форсировать собрались. Может подберем их по быстрому?
Отставить по быстрому! Форсируют говоришь? Довольная ухмылка. У них задание. 
Строится! Легенда учений такая! От пункта Ромашки, взмах рукой, до пункта Васильки, взмах рукой в другую сторону, движется наша транспортная колонна. У перекрестка в районе вот этой сопки, она подвергнется нападению условного противника. Наша задача высадиться там, тычок пальцем, посадочным способом.
Тут, тычок пальцем, безпарашютным. (Это значит на альпинистских веревках.)
И здесь, тычок пальцами обоих рук вниз парашютным.
Зажмем гадов в клещи, прижмем к реке и пулеметами! Огонь вести на поражение. Пленных не брать.
Тут все и завертелось как в калейдоскопе. Ведь чем воздушный десант хорош? Стремительностью и неотвратимостью. Пара закамуфлированных бойцов бегом на трассу. Тормозит машины. Водители камазов недовольно ропщут, но перечить вооруженным до зубов универсальным солдатам как-то даже не смеют. И вот организованная из подручных большегрузных грузовиков колонна возглавляемая  завывающим и мигающим милицейским уазиком и подпираемая БТРом движется вперед распугивая встречные легковые авто.
А у полковника все по настоящему. На перекрестке взрывпакеты бабахают! Шашки дымовые чадят! Хлопки холостых выстрелов! Уазик по тормозам! Камазы по тормозам. Дальнобойщики врассыпную по кюветам.
Восьмерка подсаживается, поднимая тучи пыли! Вторая в правом пеленге страхует на высоте. Спецназовцы трусцой на посадку, сгинаясь под тяжестью оружия, средств индивидуальной защиты и парашютов. Зеленые чугунки с задранными забралами на головах раскачиваются в такт шагам. Калаш у каждого под грудной перемычкой стволом вниз. Подсумки по бедрам оттопыриваются. Один даже с гранатометом залез. Я мол придан на качественное усиление! А другой с ПКМ. Сошки, квадратная коробка с патронами, скрипичный приклад! В общем парни меня поймут.
Ну наш брат инструктор как ПКМ увидал так сразу глаза у него заблестели, а сердце сладко заныло. Поэтому лицом он суровость изобразил и строго так орет ему под каску. Воин ты че?! Сдурел!? Нельзя мол с пулеметом. Опасно. Клади-ка его на лавку нах! Я его сам возьму. Я же опытный.
  Машина срывается в небо!
А на земле то бой не на шутку. Бронетранспортер из крупнокалиберного поверх голов ша-буда-буда-буда! Вертушки на бреющем, вокруг сопки, раз заход! Два заход! Три заход! Главный собровец с ракетницей в дверь высунулся, обозревает сражение. Пару ракет в проем. Бац! Бац! У бортача отобрал гарнитуру, орет в микрофон:  Противник мол справа!  Машина вверх на 45 градусов! Вокруг оси своей круть на обратный курс! И снова вниз к земле пикирует. Командос главный еще пару ракет на другую сторону. Держитесь гады!
Трава вдоль дороги вспыхнула как порох. Пламя пошло по всему полю! Дым едкий стелется!
Бравые десанты да и сам брат инструктор уже позеленели, а кое кто уже и не скрываясь блюёт. А наш полковник весь в упоении! Решение принимает на ходу! Прыгать будем со ста метров! А то если форсировать начнем или по деревьям скакать уйдут бандиты условные.
Ну пошли зольдатки! Первый прыжок в жизни у многих и сразу со ста метров.
Как я  бы себе в книжке расписал упр: 1, 9, 11, 12, 23.
Что означает: прыжок на отработку техники управления парашютом, с оружием, в специальном снаряжении, на не подготовленную площадку, при ветре более 5 м/с, в группе, с предельно малой высоты.

Ну а брату инструктору в подарок пулемет достался.
Ох уж он нам по ушам потом поездил. Мы мол на полторы тысячи подскочили! Я мол круче всех! Самый что ни на есть лапаю машиненгевер! Коробкой его к груди прижал как родного, а он здоровый зараза! Ствол между ног торчит, дульный срез по полу кабины царапает. Выскочил за борт, сам вниз, а ПК вверх. Я его руками поймал и к себе тяну, ногами сжал, изображаю ласточку: Врешь, кричу, не уйдешь! 
Бросился! А у мальвы сука отказ!!!! 
Ну я за стоп-кран! Дерг красный! Дерг ЗП! Врешь, кричу, не возьмешь!
Пауза… Открытие было долгое. Пауза… Открылся не сразу в общем.  Но ещё высоко. Чувствую:  Братцы!!!! Жизнь удалась!!!!!
Вниз гляжу: Ого! Это я сегодня удачно попал! Затвор оттянул. Он обратно со звоном! Щелк! И торжественно: ДУ! ДУ! ДУ! Всю ленту расстрелял. Всё до последнего патрона. Все девять штук! Как Салют!!!
И командир СОБРа тоже на Мальве. Первый прыжок у него на крыле.
Летит по ветру. И хрясь ногами в лобовое стекло москвича командира звена. А стекло сталинит. В мелкое крошево!
Лежит на капоте не шевелится.
Молчит как рыба глушенная. Только ртом воздух ловит.
Потом пошевелил ботинками, пошевелил пальцами рук.
Приказ!  Берем меня! Нежно! И выносим. Плавно! Плавно!
Братишки его облепили несут в автобус. Спасают офицера, выносят из под огня.
А он все не унимается: Рацию мне! Отбой! Сворачиваемся, отбываем на базу! Бандгруппа уничтожена. Потерь нет… Боевых. Санитарные - один легкораненый.

Отредактировано golod (31.12.2018 03:37:51)

44

У Пети жена получила наследство.
Где-то на Солнечной Украине нежданно-негаданно получила женщина недвижимое имущество в виде сада дома огорода.
А Петя ничего не получил кроме ревматизма.
И остался с ним один на один и затосковал потому, как был однолюбом.
Совсем один в этом безумном, безжалостном мире.
В общем, затосковал он по большей части от тех паскудных слов, что бросила ему в лицо удивительно быстро ставшая хамоватой, наглой, и циничной доселе любящая,  верная и покорная. Мало ли кто нам чего говорит,  но когда самый близкий и дорогой человек теряет в тебя веру это хуже чем смерть это все равно, что орел, вечно клюющий твою печень.
Вынужденное одиночество совсем плохо повлияло на Петю. Затаил Петя думу черную и решил с жизнью завязать.  На зимней тренировке.
Но не таков наш Главный Р. что б гемморой себе наживать из-за такой ерунды как чья то разбитая личная жизнь.
Петю он оставил в гостинице. Ибо тяжелый взгляд последнего ему не понравился.
А Петя влил в себя пол бутылки водки и вышел из окна восьмого этажа.

Зимой время от времени у нас проводились всякие курсы. В том числе по медицинской подготовке. Проводила их наш стоматолог-терапевт. Марина Николаевна. Очень милая женщина.  Голос, знаете ли, приятный, а  глаза голубые и  лучистые, и губы, большие и влажные и даже по негритянски чуть вывернутые. А когда у бледнолицей женщины подвывернутые по негритянски губы это дорогого стоит. Целуя такие губы, забываешь, что мир несовершенен и все они обманщицы.
Читала она опять, какую то отупляющую муть про болеутоляющие средства. Народные, подручные, фармакологические, внутренние, наружные, общие, местные, внутривенные, и т. д. и т. п.   И как раз втолковывала, что вот боль может быть и такая и сякая и тянущая и колющая и резкая и тупая и головная и зубная и т. д.  и т. п. И, прежде всего надо снять у пациента эту самую боль, а не то …
А Деда хоть сидел от неё в первом ряду, но в мыслях был очень и очень далеко. Деда с утра  поцапался со своей сожительницей, или если хотите, гражданской женой и прокачивал свою ситуацию в свете отношения между полами вообще и применительно к недавно произошедшему случаю в частности.
А Петя вот разбился, вдруг ляпнул он, туманно глядя, куда то поверх плеча Марины Николаевны.
Боже! вскрикнула она и, закрыв лицо руками, запричитала срывающимся голосом
Я же!
Я же ему говорила!
Говорила же я ему!
Лечи!
Лечи зубы!
Лечи!

45

Божественно!!!

В ответ Федотыч важно выносит баночку с красной краской…

46

"Каждому времени нужен  свой летописец, не только в области исторических событий, но и летописец быта и уклада."

"Каждой эпохе нужен свой Гиляровский, да не каждой он достается…"

"Каждой профессии нужен свой Голод..." :)

Отредактировано LeonT (22.12.2018 17:55:56)

47

Анатолий пробыл в командировке 40 дней.
Пока прилетели и перегрузились в ГАЗ-66, пока доехали с аэродрома до базы и там разгрузились, пока добрались до жилплощадок, уже наступил вечер. А в малосемейке белья грязного до потолка, так что пока Толя отмылся сам, пока отстирал свои пожитки, пока перестирал все постельное. (А это у них в семье такой уговор. Постельное стирает муж, потому как машины стиральной нет, а отжимать пододеяльники хрупкое женское существо не может.)
Уже поздней ночью залез под бок, под теплый, нежный, женский бок.  И делал свое мужское дело пока за окнами не начал брезжить серый рассвет.
В шесть утра, потихоньку, стараясь не шуметь, Толя начал собирать свои, еще сырые вещички. (И главное, удочки не забыть.)
«Ты это чего так рано милый?» - проворковала жена, сладко потягиваясь и предвкушая очередное еще более бурное соитие.
«Да понимаешь родная. (Как бы ей сказать-то поделикатнее, чтоб сразу сильно не орала)… Страна в огне… В общем, мы сегодня снова улетаем…»
«АААААААА!!!!!!!!! ЛУЧШЕ БЫ ТЫ ВООБЩЕ НЕ ПРИЕЗЖАЛ!!!!!!!»

Еще 30 дней в командировке. А из штаба уже корячится приказ: «Что, мол, по многочисленным просьбам трудящихся, и учитывая чрезвычайную обстановку, продлить срок пребывания команде и лично Толику (Как имеющему опыт тушения крупных пожаров) еще на 20 дней».
Далее по тексту:
Засуха 25, примите радиограммочку.
Записываю
Для Анатолия от жены.
«Не приедешь, изменю!»
Засуха, записала.
Начальник отделения долго вертел бланк в руках, вздыхал, ходил из угла в угол.
И, наконец, изрек: «Любовь штука серьезная. Ладно, пусть собирает вещи».
Анатолий же был женат не в первый раз и о том, что любовь штука серьезная знал не понаслышке.
А потому, на всякий случай, перед вылетом забежал на почту. И отбил домой молнию - «Выгоняй всех! Еду!»

48

Жили себе тихо мирно, ни кого не трогали, пока Кондолизка не ляпнула что вроде как Сибирь это для одной России слишком жирно. Ресурсы то не безграничны и мировое сообщество этим очень сильно обеспокоено.
Вот тут все вдруг и изменилось.
Обеспокоенная реальным отъемом богатых нефтью и газом территорий правящая верхушка зарефлексировала. В прессе началась великодержавная истерия, а армии и флоту приказали учиться военному делу настоящим образом. И даже, о чудо, выделили керосин в нужных объемах. Агрегатным методом в частях скоренько были отремонтированы самолеты, так что на полк приходилось бы не менее боеготовой эскадрильи. Не полного состава конечно. Но с высокой трибуны уже можно смело сказать: Ишшо чё захотела! А ну-ка ся, попробуй! Отыми!
Стосковавшиеся по службе командиры немедля расписали план занятий, щедро снабдив упражнения всякими хитровывернутыми вводными.  И следуя плану, грохоча двигателями, Ту-22М3 взлетают, набирают высоту, или же, сотрясая все вокруг себя, следуют рельефу на малой высоте, выходят в район полигона, дружно бомбят его бомбами свободнопадающими, разными и обстреливают ракетами сверхзвуковыми, радиоуправляемыми. Между прочим, и днем и ночью.
Кончилась и в нашем гарнизоне спокойная жизнь. Продлили ресурс у старенького АН-12 БК и изыскали для него на складах новые турбины, что лежали на консервации.  (Обломитесь, негры в Африке…) И этого антонова этот уже не гоняют в Магадан за икоркой и рыбкой или за машинками во Владик. Уже не до того. Группа СПДГ, проклиная судьбу, сутками сидит в готовности №1. И дважды в неделю, между прочим, также и днем и ночью, отрабатывает десантирование.
Техники как увидят парашютистов несущих ПДММ, так и давай в остроумии соревноваться: Эй! Что вы его как гроб то несете, хоть пойте что-нибудь бодрое. Да нам вот не до песен совсем. Тяжелый падла! Это раз. С трехсот метров бросать этот контейнер приходиться это два. Самолет, когда заход строит, кажется крылом, вот-вот сопку подрежет. Большая ватная колбаса стоймя стоит на обрезе рампы, и выпускающий крепко держит ее, чтоб не улетела ненароком раньше времени. А все остальные крепко держат и натягивают фал подвесной системы выпускающего. Чтоб не улетел вслед за контейнером. Ненароком. Потому что когда этот сарай у земли виражит трясет в нем как  в полуторке.
Первый месяц такая напряженная жизнь всех конечно радует. Ночные прыжки особенно. На лбу фонарь, на руках по фонарю. Блестящим скотчем  весь перемотан. Командир корабля прохаживается перед вытянувшимся экипажем. Бу-бу-бу что-то себе под нос. Вдруг, круто развернувшись, громко приказывает: Проверить автономные осветительные приборы! И недовольно жмурится от яркого света…  Ладно, отставить… Вижу, что готовы… Капитан, доведите особенности и меры безопасности.
Особенности и меры сводятся к следующему: Так! Все будет как обычно. Только одно отличие. Ни хрена не видно. Так что делайте интервал на отделении побольше. Примерно полшага. Встали друг за другом!!! Легкие вперед, тяжелые назад! Четные уходят налево, нечетные направо! Ты куда лезешь, я же по-русски говорю легкие вперед, тяжелые назад! А, у тебя же велик. Значит так. Скоростные идут вперед всех. Пошел!
Разбегаемся как тараканы от воображаемой точки отделения. Все, все, на корабль! 
Винты вращаются, техники на краю бетонки машут руками. Провожают… Самолет выруливает на исполнительный.  Пилоты выводят двигатели на взлетный режим! Низкий рев давит со всех сторон! Огромная мощь в 17000 лошадей с трудом удерживается тормозами. Пошли! В иллюминаторе бегут, постепенно сливаясь в линию, синие огни полосы. Отрыв!  Герметизации нет, уши закладывает от резкого перепада давления. Эшелон набран…  Боевой курс! Нет никаких пристрелок. Нет никаких джипиэсок. Расчет штурман делает по старинке, используя только данные разведчика погоды. Открываются створки грузолюка. Парашютисты строятся вдоль правого борта в колонну.  Душа в такт учащенному дыханию, сворачивается и разворачивается как гармонь. Ужас дикий! Из гермокабины степенно выходит комполка, садится на противоположный борт рядом с рампой.  Вальяжно закидывает ногу за ногу. Начищенные летные сапоги и галифе. Барин! Поодаль из-за спины у адошника выглядывает начальник штаба и даже особист. И дочка командира между ними, раскачивается на высоченных шпильках: Папа! Папочка! Покажи мне прыгающих человечков!
Желтый сигнал сменяется зеленым!!! Быстрей, быстрей несите меня мои ножки. Не задерживайте. Секунда полета – сто метров. На мгновение, кажется, что завис в люке и вдруг поток подхватывает и выбрасывает тебя в ночь. Ты как щепка в водовороте! Йёхоо! Мелькает весь утыканный горящими фарами, как сыр дырками самолет. Похож на дракона с открытой огненной пастью. А дальше вокруг только темнота и шум ветра. Смотришь вниз и думаешь: А огни то на земле какие-то не те совсем. Не правильные огни. А потом: Млять! Это ж звезды! Спиной вниз же падаю! Переворот. Опа! Вот это те огни. То, что надо. А сам то свечусь прямо как бог-динамо! Йёхоо!  (Главное ни с кем не столкнуться.) Двадцать секунд! Где же сигнал? Жду еще секунду! Одну секунду и пол стука сердца. Не смогу больше, нет моих сил. Взмах руками крест накрест. Медузка, ты где? Вот она! Уже в руке. Бьется и трепещется как свежепойманная рыба. Тут же в шлемофоне долгожданный писк высотомера. Живите там! Живите там! Так радисты слышат букву Ж. Три точки тире.  Я разжимаю правую ладонь. Бух! Слава богу, хит раскрылся ровно. Вожу по нему лучом света. Вроде цел. Стропы в средний режим. Потихоньку, потихоньку. Вот наш КамАЗ. Вот костер рядом с ним. Вот полотнище пред фарами. Туда подо мной стремительно летит синий огонек. Это Велосити. Гадом буду он же его никак ломает! Силен! Так. Теперь слабый желтый огонь впереди. Так и норовит подрезать. Торопыжка. Отползу в сторону от греха. Тень плывущей пошки закрывает пламя костра. Разворот на 180. Плавный. Блинчиком. КамАЗ слева, костер справа. А я по середине. БАМ! Все. Все сели. И, конечно же, врач на Арбалете, под аплодисменты и радостные крики толпы! А в грузовом контейнере у врача водочка холодная, сальце мороженное, огурчики и помидорчики маринованные, хлеб чернушка. А?! Вот это я понимаю - снять стресс! Теперь до четверга я совершенно спокоен, счастлив и умиротворен. Потому что больше не буду думать ни о каких прыжках.
Но на третий месяц усталость настигает не только меня. 
Млять.  А я то ведь гражданский. Это мне надо постоянно на такси на дальнюю стоянку. Не напасёшься денег. Дома скандалы.
Вот у майора-метеоролога жена тоже давай скандалить. Мол, то да се, пора тебе старый остепениться, четвертый десяток уже, а ты все как козлик скачешь. Подумай, сын же у нас! А ну как склеишь ласты муженек ненаглядный?
А ему то уже только дай повод и он тут же радостно: Да конечно милая фигли с этими прыжками парашютными, а двадцать тысяч в месяц к получке моей нам с тобой и даром не надо. Проживем мы и без них!
Двааадцать, - вдруг задумчиво тянет его жена. И ласково: Ну что ты милый так уж все близко к сердцу принимаешь? Ну, прыгай себе там потихонечку, я же понимаю дорогой, что для тебя это очень важно. Ты же знаешь, любимый я все, все  понимаю и терплю…

49

А вы прыгали когда-нибудь с тяжелых самолетов?
Очень тяжелых? Таких как Ан-22, например.
Вы, конечно, можете ткнуть меня носом в какую-нибудь бумагу, где черным по белому написано, что выброска людей с него не предусмотрена и даже не практиковалась.
А вам скажу на это, что не верьте глазам своим и слушайте сюда.
Аппарель на этом сарае не уходит внутрь как на Ан-12 и не ползет под фюзеляж как на Ан-26. Она тупо опускается вниз, а милых сердцу парашютиста боковых створок, отсекающих завихрения, нет. Реально бежишь к обрезу как загнанная лошадь, вцепившись руками в грузовой контейнер, головой пробивая плотный как поролон воздух. А ПОТОК, между прочим, срывает тебя и зашвыривает в небо уже с середины рампы.
А если приходится прыгать вбок, то сначала, нужно пробежать кривой как галка коридор, мимо спрятавшегося за разделителем выпускающего. А дверь уходит наружу и сдвигается вбок. Это Вам не торчащее как ухо дверь Ил-76, где ты выходишь в разряжение и валишься вниз, помахивая одной ручкой и лениво ковыряя в зубах второй. Здесь только высуни лицо и уже свистишь мимо гондолы шасси, упершись взглядом в заклепки и стараясь поглубже втянуть нос и щеки. И тут на тебя снисходит озарение. Ты каждой клеткой понимаешь, почему это гондола вся изшоркана и до черноты исчиркана нагуталиненными солдатскими сапогами. Скорость выброски 380 километров в час, а на практике командир держит под все 400. Потому что это очень большой самолет. НУ, ПРОСТО ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ!!! 209 парашютистов! И в воздухе без скорости ну никак не держится. А вот что интересно при 400 еще можно своим ходом выйти, а при 410 уже, только если поршнем под зад.
Набрать такую массу паратруперов конечно сложно и даже скажу больше - невозможно. Поэтому в гарнизоне прыгающий народ ценится. Не на вес золота конечно, но ценится. В общем вот так.
А надо вам сказать, что служил я раньше в истребительном полку и жил в офицерском общежитии. И вот в воскресенье расстелили мы как-то с сослуживцем по ПДС-ке скатерть самопьянку в комнате и потихоньку крепим обороноспособность Великой России вообще и овеянных славой ВВС в частности. Полетов то у нас нет, и, стало быть, полноценный выходной. Поэтому пьем и чешем языки. В основном про баб.
Тут как ураган влетает в комнату коллега транспортник и жестами показывает, что ему душно, ибо на шее затягивается невидимая глазу человеческому петля, а в задницу вот-вот воткнется, толи шило толи еще что похлеще. А звуками гласными и согласными он сообщает, что у них учения и нужно изобразить десант. Причем прямо вот сейчас. А мы уже совсем добрые, понятливые и запросто готовы изобразить.
Набралось таких добряков как мы целых десять человек. НА ВОСЕМЬ БОРТОВ. Взяли мы тряпки сели в машину и покатили к стоянкам. А Антеи уже запускаются. Экипажи в нетерпении мнутся под крылом. Короткий инструктаж. Полет по упражнению такому-то, скорость и высота такие-то, меры безопасности всякие разные. Высота кстати всего 800 метров. А пропадать, чтоб оттормозиться мне надо секунд 10. И я на ПО-9 серии 2. Но млять я же добрый. Еще молодой и красивый. И практически ничего не боюсь.
Кстати о мерах. В руки дали две ракеты зеленую и красную. Соответственно показать, что все у нас при приземлении пучком или здесь у нас полная засада.
И вот летим мы вдвоем в пустом огромном самолете и изображаем целых двести девять вооруженных до зубов, доблестных десантников. Долго летим. И все без разворотов. Треплемся с техником по АДО за жизнь и даже не догоняем, что площадка то в ста километрах от аэродрома и по идее мы давным-давно давно должны были бы вывалиться на свежий воздух. А за иллюминатором потихоньку вечереет, вечереет. И наступает, самая что ни на есть, настоящая ночь. И тут заревела сирена. Заревела - это значит заревела. Это значит не хриплый граммофон вашего нерпенка. Труба иерихонская по сравнению с этой сиреной горн пионерский. Звук такой сильный и плотный что буквально давит тебя к полу. И приседаешь. Как миленький.
Ну, чего вам? Куда открыть? – вежливо спрашивает бортач. А? - ошалело таращусь на него. Техник согласно кивает, тянется к панели, щелкает тумблером. И открывается рампа! Вот так я с товарищем и улетел в пустоту, тишину и темноту.
Если вам не приходилось прыгать ночью, то расскажу что сверху до некоторого момента видно все, только в черно-сером цвете. И видно, что огороды совсем не похожи на те, что окружают нашу, знакомую площадку. И вообще это даже не огороды, а пахота какая-то от горизонта до горизонта. Внизу вроде как машина стоит, фарами освещает место приземления и указывает направление ветра. Рулю к ней, но прилично не дохожу. Метров шестьсот как пить дать. Ветер на высоте силен. УТэшка напарника вообще далеко. Стою в липком черном месиве, затерянный посреди необъятного поля, пускаю зеленую ракету в звездное небо, затем топаю в направлении напарника.
Итак, каков план наших действий? Какой к чертям план! Одежды теплой нет, денег нет, документов нет, жратвы нет, где мы и куда идти не знаем. Полная засада!!! Напарник говорит, что видел вторую машину и до нее значительно ближе. С трудом передвигаем пудовые, от налипшей грязи, башмаки в выбранном направлении. Проклинаем судьбу и собственный идиотизм. И вдруг: Пшшшш! Белая ракета! О!!! Такой точно не получали, значит, все-таки встречают. И точно: стоит ЗиЛ-кунг, фарами освещает длинный, накрытый стол, вокруг которого суетится майор. И завидя нас радостно бросается навстречу с криком: Братцы! Други мои! Вы первые подошли! Из тех, кто прыгнул! С восьми бортов!
Майор этот, оказывается, служит начальником полигона. В Сече! Мля!!! Это же под Смоленском! А летели из Твери! Мне же на службу завтра с утра! Ну, засада!!!
Мировой мужик все-таки этот майор, не дал погибнуть смертью лютой от голода и холода.

Так что, всегда отправляясь на прыжки, ребята берите с собой деньги и паспорт. И обязательно бутерброды с колбасой, термос с кофе и минимум одну бутылку водки.

50

Как же приятно, блин, это читать!
Как сочно и образно написано!

51

Polar написал(а):

Как же приятно, блин, это читать!
Как сочно и образно написано!

Воистину!

52

Точно в цель!

Ну и кто первый раз сказал это мерзкое слово – Показуха.
Все это сразу же ассоциируется с втиранием очков, или попросту говоря, с картиной ничего общего не имеющей с действительностью. С подлым обманом, одним словом.
Ну и в чем же тут обман? Это ведь действительно сложный прыжок на очень и очень ограниченную площадку, где, между прочим, из-за того, что пятак окружают всякие разные высокие и низкие здания создаются всякие восходящие/нисходящие турбулентные потоки, или попросту говоря завихрения в принизменном слое. И завихрения эти способны легко угробить парашютиста. Не говоря уже о том, что на эти высокие и низкие здания, постройки, опоры или механизмы вроде крана башенного типа КБ-403 или портального типа TAKRAFF запросто можно наживить свое нежное тельце.
Мда. Но кто бы, что не говорил вид разноцветных куполов в небе это хоть давно уже не оригинально, но все равно вызывает у задравших головы зрителей массу положительных эмоций. И даже если и случилась какая-то обидная накладка, необходимо сохранить хорошую мину и бодро отчеканить: Все отлично! Это так и было задумано! Для создания динамики, драйва! А также демонстрации возможностей парашютной техники!
Именно так, например мой знакомый, не дойдя до городского пляжа и плюхнувшись в воду, браво произнес, уже выбравшись на берег, в направленную на него телекамеру. Хотя вид имел, конечно, жалкий. Тина, водоросли, бананы оранжевые по бокам, бее. Никакой поэзии, в общем. А на разборе вообще сидел ниже воды тише травы.
Собственно вся эта история яйца выведенного не стоила бы, если бы не парашютные книжки.
Книжки эти ведутся спортсменом, заверяются инструктором и содержат сведения о типе летательного аппарата, высоте и скорости отделения, типе парашюта и выполненном упражнении.
Парашютист хоть по большому счету хоть по маленькому в небе один одинёшенек и записывает он только свои личные впечатления о том, что ему удалось или не удалось совершить. И даже если писать очень убористым почерком массу эмоций втиснуть в одну строчку совсем не просто.
Поэтому, пролистывая странички можно встретить довольно странные выражения. Например.
КОСОЕ ОТДЕЛЕНИЕ – это означает, что при выходе девушка не успела развернуться на поток, практически не оттолкнулась, и её банально сдуло с обреза, а из-за этого началось беспорядочное падение или говоря проще БП.
УДАРИЛАСЬ БОЛЬШОЙ ПОПОЙ ОБ ОБРЕЗ – это все то же самое за исключением того, что никто как в прочем и сама виновница не поняли что это за большая попа, где она растет и чем отличается от маленькой.
ПРОБОВАЛА СПИРАЛЬКИ, ВСЕ ПЛОХО – развороты тела влево вправо в свободном падении, не получились.
ЗАБРАЛАСЬ В КРАБИКА, ЗАКОЛБАСИЛО, СОРВАЛАСЬ В ШТОПОР – «крабик» на сленге это прижатые локти и колени, базовая позиция, из которой спортсмен начинает выполнять комплекс (спираль влево, вправо, сальто и т.д.)
Т – КОШМАР!!! УЖАС!!! Т это точность, а диаметр круга 5 метров. Если расстояние до центра не зачетное, то пишут просто Т - вне круга. В данном случае не правильным было вообще все. Ни глиссада, ни построение коробки, а мотора что бы подтянуть нет. Потому как не предусмотрен. В результате круг где-то ну уж очень далеко. Даже не просматривается. Не виден как Сатурн. А Сатурн, как известно, вообще почти не виден. А инструктора люди циничные, а уж шутки у них хоть и беззлобные, но очень ядовитые. На неокрепшую детскую психику действуют как кумулятивный снаряд на консервную банку А уж если ещё и командир звена ввернет про 200 литров бесцельно сожженного бензина… Тут граждане все! Тут слезы гарантированны. Большие такие. Как виноградины. Потом, со временем они, конечно, переплавятся в спортивную злость и упорство в достижении целей. Всяких разных целей, жизненных в том числе. Но не сразу конечно. Все зависит от количества повторений.
И девушки и парни, конечно же любят отмочить чего-нибудь погорячее.
НА ВЫХОДЕ ВЛАД УСТРОИЛ ДИКУЮ ПОРНОГРАФИЮ, А ПОТОМ МЫ ЛЕЖАЛИ И КОРЧИЛИ РОЖИ.
КЛПАССНО ЛЕГЛИ С ОЛЕЙ, МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ! – Простейшая фигура двойка, парный прыжок. В свободном падении, необходимо взяться за руки, естественно держа тела параллельно земной поверхности. Если сильно постараться можно и поцеловать друг друга. Только ТСС!!! Это секрет. Времени на все про все, кстати, не так уж и много: 10, максимум 15 секунд. А скорость, уточняю, под 200 км в час.
Т-МАТ!!! – приземление в центр круга, где лежит такая большая и мягкая поролоновая подушка. Попадание видимо долгожданное.
Кстати несколько ниже мы читаем уже
Т-НОЛЬ!!! Так что прогресс налицо.
ПРЫЖОК В ГРУППЕ НА СТАДИОН ГОРОДА N. НЕ ПОПАЛ! ЧМО! УРОД!
Вот тут как раз поподробнее.
9 мая, праздник великой Победы и все такое. Администрация этого самого города N устраивает на городском же стадионе праздник и проплачивает звонкую монету АСК за зрелище.
Ну, команда радостно готовится, достает из запасников флаги, выполняет тренировочный прыжок на полянку, за границей аэродрома, и в нетерпении сучит ногами, ожидая команды на влет. И тут представитель этой самой администрации привозит огромную корзину с цветами и требует, что бы парашютисты эти розы мимозы по приземлении вручили ветеранам. Тем, что сидят на почетной трибуне. А все же на Мальвах, да на Хитах. Мягкие медузы бросают. Стабильное положение тела на открытии - залог отсутствия отказов и соответственно отцепок. Всем уже показали калькуляцию, объяснив, что искать в частично уркаганском городе купола и чехлы некому, и если вдруг что-то поганенькое случится, готовьте денежные знаки согласно прайса завода изготовителя. Естественно все от этой корзины как черт от ладана. Но представитель администрации считает себя в праве, не сдается и давит на слабо. А не фига вот и не слабо! - отвечает самый опытный. Давай корзину мне.
А на стадионе одно действие сменяет другое действие. То откидывает коленца ансамбль песни и пляски, то, сверкая до боли начищенными сапогами, марширует сводная коробка из близлежащего гарнизона, то пространное выступление мэра, то … И если принять во внимание что все это началось с большим опозданием, а погода в мае очень не устойчивая… Итак на момент выброски ветер уже дошел до запредельного значения в 11 м/с и продолжал усиливаться. А режиссер все не дает и не дает отмашку, у него в программе еще юные гимнастки с булавами и обручами, барабанщицы с огромными бантами в мини юбках и - слава президенту - выступления дзюдоистов. А в соседнем поселке уже пыльная буря, и на стадионе инструктор АСК хватает этого представителя местного бомонда за фалды и рычит: Объявляй нас прямо сейчас, Гнида! Самолет уже на боевом!
А в воздухе все свежее и свежее. И на борту уже ощущается приличная болтанка и первым, широко расставив ноги и с трудом сохраняя равновесие, стоит самый опытный и держа на вытянутых руках эту огромную корзину пытается протолкнуться в проем.
Фррр! Таки первой пошла корзина с цветами. То есть каждый цветок и корзина пошли по отдельности! В руках у опытного стались только ручки. Какое-то мгновение он ещё сиротливо смотрел на них, да и швырнул чертыхнувшись за борт. И сам шагнул за ними. Ну и все остальные за ним посыпались… На тысяче бросили, на 900 висели, а на высоте 400 метров и флаги распустили. А флаг граждане это же, как эйр брэк – все равно как якорем за небесный свод зацепиться.
Эх! В результате до стадиона дошли только четверо первых, а пятерка, несущая символы государства расселась по пути маршрута Ан-2 с примерно равными интервалами друг от друга. Но главное, конечно, что безопасно для себя и для окружающих.
Кстати и автор той самой записи в той самой книжке, с которой мы все и начали. Ему досталась мощеная плиткой площадка, возле стелы Воинам-Победителям, у подножия которой горит Вечный Огонь.
В местной газете Вести города N воскресный выпуск и соответственно центральный разворот был посвящен празднованию Дня победы. Главным украшением разворота была фотография нашего героя приземляющегося рядом с Вечным Огнем. Стела, устремленная в небо с частично видимой надписью Героям-землякам, над ней наполненный купол, под ним фигурка человека, под ней Государственный триколор и под всем этим подпись:
ТОЧНО В ЦЕЛЬ!

53

Стив и Дейв спешат на помощь.

Американцы у нас всему удивляются. Они считают у нас в группах полная анархия.
У них там видимо, в этой ихней Америке, сплошная демократия. И выглядит она так.
Супервайзер или по-нашему бригадир царь и бог. Лишних слов не говорит, а только свистит в свою супервайзерскую свистульку. Подчиняются ему беспрекословно.
Чуть что штраф. Каску снял пот вытереть 20 долларов. Пописать в кусты отошел 20 долларов. Бросил лопату без свистка 20 долларов. Может потому, и живут лучше.
У нас же только глухонемой не скажет тебе, как и чего надо, по его мнению, делать. И то только потому, что он глухонемой. Но и видом и жестами все равно даст понять, что лучше не делать вообще ничего, а проверить близлежащие водоемы на предмет ленка и хариуса. И кстати ему просто не понятно как это он, такая тонкая чувственная натура, оказался под началом такого говорящего чучела

Но вернемся к представителям Соединенных Штатов.
При всем размахе тамошней системы авиаохраны упор делается больше на наземные команды.
Мы их спрашиваем: А парашютисты то у вас есть?
ООО! Йес! Биг кэш! Сол мач мани! Супер! Скайдивер - кул! И совершенно импосибл для недавнего колледж боя. То есть жутко редкая, но очень интересная и высокооплачиваемая профессия, и что бы стать её представителем, надо много-много трудиться, обучиться за свои деньги в специальном центре и умудриться пройти по конкурсу в этот самый Форест Сервис имени медведя Смоки.
И это притом что ихний парашют это ни какой-нибудь там современный точностной мешок вроде парафойла. Это что-то по открытию вроде нашего дуба, а по конструкции купола вроде нашего же ПТЛа. В общем, такая же круглая, неповоротливая телега. Прыгают в новом свете с высоты в целых 2000 футов. На принудительное раскрытие со стягиванием чехла. Летают наши коллеги на Дугласе DC-3, аппарате древнем и вечным как пирамиды. Правда и надежным как кукурузник.
В начале восьмидесятых, когда только первый американец приезжал к нам в Базу меняться опытом, то был он в таком восторге от Лесника что пришлось ему его подарить. В имя разрядки и дальнейшего прочного международного сотрудничества. Надо заметить что взамен от него мы ничего не получили… Ну да ладно, с нас особо не убудет.
Американцы удивляются всему.
Например, как мы сами о себе заботимся.
Техника безопасности в штатах на первом месте. Без специальных ботинок за минимум 200 бакинских в лес на работу Вас не пустят. Точно также должны вы иметь единые для всех рюкзак, фонарь, флягу, робу, каску, перчатки и специальный толи плащ толи палатку. Из зеркальной огнеупорной ткани. В общем, этой штукой вы должны накрываться, если пламя нежно лизнет вас за задницу. Частыми тренировками действия по заворачиванию самого себя в фольгу доводятся до автоматизма. И не дай бог при этом не уложиться в норматив. Супервайзер тут же достанет свистульку и фьить… Тю-тю денежки.
Конечно, спасти от мумификации плащ этот не сможет, но привить легкое ощущение, что для выживания кое-что предусмотрено может.

Стив и Дейв приехали в 2000 году меняться опытом. Нанесли нам ответный визит. До этого наши сибирские мужи у них уже побывали, американскую лямку потянули, секреты все выведали. Оказалось главный секрет это организация труда, то есть та самая свистулька. В остальном же ничего нового.
Эти двое по тамошним меркам опытные и много повидавшие файермэны. Руководящие работники чего там сельскохозяйственно-лесного в этой Америке. Вроде как полевые менеджеры-координаторы. Или как мы говорим Руководители тушения крупных пожаров.
И что с ними делать?
А? Что мне с вами теперь делать? - воздев очи горе спросил наш старший парашютист, на шею которому и повесили все трудности перевода. Что вы тут забыли?
Ооо! - запели янки, поминутно заглядывая в карманный электронный переводчик:
О Раша! Дэфенс нэйчер! Рэск оф тзе форест! Бэтлл уич оф файр - уорд проблем! Бондлесс спейс!!!
Опыт который они здесь получат… На этих необъятных просторах…
Вэл фор кэръер! Ит ис прэстиж то вок ин Раша!!!
Этот бесценный опыт…
Вотка-балалайка-анекдот!!! (psenychnay-stolychnay-posolskay)
Одним словом очень поможет их дальнейшему служебному росту.

А инструкторов тогда в наших базах было как собак нерезаных. Инструкторов предпенсионеров еще было много. А команд для них уже давно не было в принципе.
Поэтому нашему брату-инструктору потерянно шатающемуся по пустому, темному коридору была дана задача:
Вот тебе в подчинение Стив и Дейв. Покажи им там все. Научи. Все что знаешь. Только без фанатизма. Чтоб в Калифорнию вернулись как огурцы. Крепкие и здоровые.

Брат-инструктор к делу подошел серьезно. Притащил из отдела охраны труда кучу наглядных пособий - в виде пожелтевших плакатов и с умным видом водил по ним указкой. Описав ею плавный овал, вокруг окаймленного красным черного пятна на зеленом фоне, он важно говорил: Итыс файр. Затем тыкал в зеленое поле и продолжал: Итэс форест. А после строго спрашивал: Айдестенд? В смысле ферштейн камрады?
Американцы на всякий случай ослепительно улыбались и заученно отвечали: Йес Володияа. Карашо. Потом тщательно фотографировали схемы и постоянно что то по-тихому гундосили в диктофоны. Вечером в комнате гостиницы все свои впечатления они без устали переписывали в многостраничные служебные отчеты.
Дальше-больше. Под бдительным оком брата инструктора, они срезали бензопилой сучья у диких груш и яблонь, растущих на территории базы, осуществляя давно задуманное им прореживание. Кстати брат не поленился и предупреждая производственный травматизм показал как надо ловко уворачиваться от стартера Урала. Этого ведь ни на одном плакате нет.
Им даже дали попрыгать с парашютом. С нашим Лесником 2. Специально организовали тренировку для трех человек. Счастью американскому не было предела… Запредельным было это счастье… И вечером дринькнув горькой водки они признались что вообще то у всех американцев славянские корни. А потом еще хорошенько дринькнули и всхлипнув согласились что есть только мы в этом мире бушующем. Мы в смысле - славяне. А все остальные вокруг совсем даже не славяне. А потом когда алкоголь совсем стер все национальные границы и разрушил все стены непонимания дружно стали подпевать за нашим братом инструктором:
Я берет на лоб надвину
Автомат повыше вскину
Эй вы негры негритосы
Залезайте на кокосы
Батальон морской пехоты
Заброшен в джунгли для охоты.
Мы будем водку пить и убивать
И нам на совесть наплевать
А мы по локоть закатаем рукава
А мы Чикаго раскатаем на дрова.
Таким образом все трое чувствовали себя нужными и востребованными.

После этого в производственном отделе решили что теперь наверное гости готовы к настоящим испытаниям и пора дать им немного практики.
И завезли на пожар. Уже обработанный и по данным диспетчерской службы локализованный. Посадочным способом. Так безопаснее.
Полные энтузиазма, обутые в твердые как картон новые кирзачи и одетые в еще не обмятые энцефалитки, Стив и Дейв бодро выпрыгнули из кабины наружу. И как-то сразу провалились в грязную воду по колено. Не решаясь идти дальше, стояли они и, медленно погружаясь в зловонную топь, тоскливо слушали, как в небе стихает трансформаторное гудение Ми-8. А гнус уже набросился на англосаксонскую кровь, и вместе с ней, стали, куда то уходить заокеанские энтузиазм и рвение. Однако же не спуская марку, торжественно развернули волонтеры свои гроссбухи, выказывая полное желание не упустить ни единого момента из бесценного отечественного опыта.
В далекой Калифорнии каждому пожару присваивается имя. Традиция. У нас пожару присваивается порядковый номер. Статистика.
Володиа? Отмахиваясь от комаров, полезли с дурацкими вопросами дотошные заокеанские гости. А как есть пожар имя? Нэйм оф файр? Намбер оф файр?
Номер наш брат не знал да и знать не хотел так как искал место посуше, где бы можно было бы приткнуть имущество и разбить палатку. Потому не раздумывая, брякнул: Да пиши первый. Намбер ван пиши.… И зло, сплюнув, добавил: @банный пожар.
Исполнительные американцы заскрипели ручками дословно и добуквенно указывая в отчетах номер и имя.
А тем временем в глубине пожарища поднялся хороший верхач и подгоняемый ветром, по закону подлости, двинулся к площадке.
Огненный смерч безостановочно слизывал все на своем пути, делаясь все сильнее и прожорливее.
Чу-чу-чу-чу-чу…Ту-туууууу!!!! Со всех сторон заревели огромные факелы. Черный дым заволок небо, скрыл солнце, и в воздухе в буквальном смысле тревожно запахло жареным…
Володияа, Володияа! - старательно выговаривая имя инструктора и помогая себе жестами и мимикой озабоченно забухтели Стив и Дейв: Когда мы есть быть эвакуэйт? Хир вери данжер. Когда мы есть то гоу би хеликоптер?
Да не будет уже ни хрена. Никакого вертолета. Ноу бля хеликоптер!!! Какой еще вертолет нах?
Ооо! Совсем заволновались Стив и Дейв: А когда ми есть получить мааск? Хэдд.
Ху?! Опешив на мгновение крякнул наш брат инструктор на странной смеси матерного и английского. Что еще за маск-бля?!
Ээээ… Маск… Оксиджен…Хэдд… О май Гот… Смок… Протекшион фор смок… Дефенс лам… Оксиджен... Фейс маск?
Чтооооо!!!!! - Взвыл наш брат инструктор, вдруг не добрым словом, вспомнив те самые плакаты по охране труда: Маски Вам!!!!
Мордоооой в мооох!!!!! Вот Вам маски!!!!!!

P.S. В общем, отправили их, с первым же бортом, куда-то вверх по реке. Откуда и они и сплавлялись до конца месяца. Так что отчет о рыбной ловле вышел у американцев куда как интересней.

Отредактировано golod (29.12.2018 16:38:58)

54

Вот. Из относительно недалекого прошлого.

Фаталист, День моря и Як.

Когда построили у нас аэропорт современный, с бетонкой, со зданием аэровокзала, с всякими локаторами приводами, то аэродром старый аэроклубу нашему достался. И расположен этот аэродром в старой части города на самом берегу водохранилища.
А берег совершенно обрывистый, можно даже сказать отвесный, и полоса устроена так что идет вдоль линии прибоя.
В общем накануне воздушным извозчикам вздумалось чего-то полетать на биплане. А рулить было лень и решил один товарищ известный в наших узких кругах как Казбич, стартануть прямо от стоянки. Ну а тут боковой порыв или еще какая то бодяга атмосферная, так что как-то шеф-пилот этот момент прошляпил. Или просто не смог противится по причине ослабленной со вчера реакции. Секунды делов и машина выскочила между бакенами ограждения и уже шпарит в сторону края диска земли. Ну Казбич РУД на малый газ, а двигатель только затрясся и затормозить ну уже ну ни как. Совсем никак. В общем надвигается полный и неотвратимый "апокалипсис Нью"; поэтому Казбич сунул сектор снова вперед до упора, рога штурвала взял на себя и пошел на взлет как заправский палубник.
Не набравший и 100 километров в час Ан-2 листом провалился за обрыв, так что даже кончик киля скрылся и весь в водяном тумане, под дикий звон поршней, сантиметр за сантиметром выполз таки в небо.
Казбич то потом 8 часов летал по кругу все не мог приземлится из-за того что руки дрожали мелким бесом. Правда официальная история пишет, что пробовал он на высоте разные режимы работы силового агрегата в надежде понять причину неисправности.
А когда все таки посадил кукурузник то тихо и задумчиво, отводя глаза, сказал инженеру Мол надо бы проверить движок. В смысле хорошо бы перебрать. Потому что в карбюраторе теперь похоже мало-мало есть вода.
Так что весь прошедший вечер и сегодняшнее утро техсостав шаманил вокруг летательного аппарата, пытаясь довести до кондиции его пламенное сердце. А кондиции все нет и нет. Недостижима.
Ну а в городе у нас сегодня праздник - День рукотворного моря. Потому как гидроэлектростанция - основа экономической мощи региона и народ требует пива, водки и обещанных мэром парашютистов.
И что бы вы думали? Казбича то не зря прозвали Казбич. Он ведь не только фаталист и шеф-пилот, но и начальник нашего клуба.
Яки пригнанные для авиашоу уже здесь? Здесь. Стоят в готовности. Прогреты. И чего бы тогда не отправить пассажира в небо на спортивно-пилотажном пепелаце? Тем более со средствами спасения на теле.
Ведь технология то еще пионерами парашютизма отработана в далеких 30 годах. Парашютист значит вылезает из задней кабины на крыло. Аккуратно стараясь ничем не зацепиться за краны, рукоятки. Движется по плоскости, выходя за габарит стабилизатора и кувырк в пространство!
Но не знаю как там в тридцатых, а в Яке скажу откровенно жуть как тесно. Ручка, педали, сектор газа, управление шагом винта, кран шасси, кран щитков и прочие вентили-тумблеры и даже с ПО-16 за спиной влезть туда ну еще туда сюда, а вот вылезти ну никак не можно. Запасной парашют на животе мешает и рулить самолетом не дает. Потому что управление спареное.
А у меня тогда была Талка и высотомер-анероид наручный, я вообще самый модный чувак был в нашем клубе, у меня почти сто прыжков уже в активе числилось и значит решил Казбич что мне мол точно можно. Да и все равно больше некому потому что Талка моя собственная.
Вот. Ну влез я значит во второю кабину, притянули меня так что и не вздохнуть, сверху плексигласовый колпак надвинули. Сиди мол и не рыпайся. Пилот мне говорит, я тебе знак дам, вылезешь, на меня посмотришь, как кивну - сразу отделишься.
Вырулил он на исполнительный, стоит тарахтит пропеллером. Я внутри пытаюсь как то разместиться верчу головой туда сюда. Он мне опять кричит по СПУ: Копыта с педалей убери. А куда конечности деть? Сжался как эмбрион. Сижу коленками уши глажу. Войну вспомнил. Как там возили на У-2 партизан и диверсантов всяких? Тут он и дал по газам. Самолетик с места как стартанул, меня даже по спинке сидения размазало. Как блин по сковородке! Ёпрст! Летим! Стрелка уже на 300! Во прет!
А летим значит на противоположный берег. Ну там ориентиры, или по умному кроки, понятные. Не спутаешь. Площадь, пристань, главная пивнушка "Якорь", толпа людей вокруг. Энергетиков в основном. Уже под напряжением все. В асинхронном режиме то есть уже стоят.
Летун газ прибрал, руку левую клювиком сложил, и по стеклу цок-цок: Давай мол! Вылазь, в смысле! Понял говорю. Наушники снял с головы, ремни привязные по бортам аккуратно опускаю. Фонарь назад, очки на нос, клешнями за козырек цап! Выползаю наружу. Все по науке одна нога на чашке, другую через борт перекинул. А в ушах свист, скорость то не маленькая совсем, да винт впереди машет. Одежда парусит, щеки потоком раздувает в разные стороны. Чувствую ослаблю сейчас только руки и соскользну с плоскости как гриб маринованный с ножа. Даром что дюраль под ногами весь в пупырышках. И как отделятся то мне, граждане дорогие? Крест хвостового оперения вот он перед носом маячит. Покрышкина вспомнил почему то сразу. Кобра мол стабилизатором бьет по ногам, мстит летчикам её покинувшим, а на приборе 180 верст в час и ниже уже никак это же не небесный тихоход, крылышки то махонькие совсем.
А пилотяра орет чего то, кабину свою приоткрыл. Мордой лица жестикулирует так что даже вены на шее вздулись. Чего ему надо думаю? Присел, нос всунул в щель между сдвижной частью и козырьком.
?
Фонарь сук@ закрой! Мне мол пилотаж еще крутить.
Вот я значит стою на крыле в позе Ромберга, головой в поток уперся, подошвы на заклепки наколол, фонарь аккуратно за собой задвигаю, а сам все думаю как бы так сложиться то мне успеть в бомбочку, чтобы под рулем высоты проскочить и остаться молодым и красивым?
Тут летчик видать понял мои муки или просто ждать устал, заложил резкий крен и я вниз бултыхнулся!

А возле кафе девчонки стайкой стоят. Юбки мини, шортики веселые, топики прозрачные, бретельки, шпильки, в смысле каблучки. Коленки и все остальные оголенные части тела сверкают так что даже жмуриться приходится и все это зрительно увеличивается и удлиняется и обещает большой и разнообразный эндорфин на мой и так не слабый адреналин.
И красотки ручками так призывно машут и хором зовут. Давай к нам красавчик! К нам сюда иди парашютистик!!! Как мне такому психологическому нажиму противиться? Как оптическому обману не поддаться?
Построил заход.
Вдруг вижу боковым зрением, Светик мой в стороне стоит и бровки уже свела. Домиком брови то есть сделала. Совершенно очевидно, что ей мой точный расчет очень не нравится. Причем активно не нравится. Понимаю это всеми своими клеточками и реагирую совершенно рефлекторно.
В смысле девушек то я еще визирую по инерции, а руки то уже все переделали и к ногам любимой меня приземляют.
Родная, привет! А я тебя еще с высоты увидел. И сразу к тебе!
Да конечно. Милый. Я все видела. А теперь пошли-ка домой. Быстро!
Вот. Собрал парашют в охапку и за ней. Беспрекословно. Без промедления. А вы думали?
Она ведь тогда уже Сашеньку в себе носила.
А эндорфина мне и так хватает.

55

Точнее описать сложно кабину.
И я, как читатель летавший в кабине Як-52(RA-1619) и и сидевший Як-3 (реплика на МАКС95) подтверждаю точность описания.


Вы здесь » sukhoi.ru » Курилка » Байки от Голода сохранились где-то?